Особенности употребления указательного местоимения ça в современном французском языке

Язык труда и переводы:
УДК:
811.133
Дата публикации:
02 декабря 2020, 13:29
Категория:
Функциональные, семантические и прагматические особенности лексических единиц различных уровней
Авторы
Зайцев Алексей Анатольевич
МСХА им. К. А. Тимирязева
Аннотация:
Статья посвящена анализу употребления в современном французском языке усеченной формы указательного местоимения ça, а также вопросу о механизмах языковых изменений. Исследование реализуется на материале художественных произведений французских писателей второй половины XX — начала XXI вв., а также расшифровок монологических и диалогических жанров современной французской устно-разговорной речи, выполненных в рамках проекта «Фонология современного французского языка» (Phonologie du français contemporain — PFC). Таким образом, материал исследования охватывает две основные разновидности современного французского литературного языка: книжно-письменную и устно-разговорную. В процессе анализа были применены сравнительно-сопоставительный, трансформационный и описательный методы исследования.
Ключевые слова:
указательное местоимение ça, языковые изменения, разговорная речь
Основной текст труда

Введение

Стремление к системной организации путем изменений присуще языку как любой совокупности природных или общественных объектов. Это стремление охватывает и план употребления языка — речь. Один из главных показателей системных отношений — способность изменяться — при функционировании языка обнаруживает определенные закономерности и соотнесенность.

Поэтому вопрос о причинах, характере и способах языковых изменений удобно ставить, наблюдая активные языковые процессы во французском языке нашего времени. Подводя итоги изучения загадочного явления языкового изменения пять десятилетий тому назад, Б.А. Серебряников говорил о периодах более интенсивных изменений, причины которых «в достаточной степени» еще не изучены [1]. Думается, что сейчас мы живем именно в такой период, уникальный для исследований. Как раз об этом свидетельствуют многочисленные фиксации инноваций, выполненные разными лингвистами.

Действительно, как подчеркивал Р.А. Будагов, «язык развивается не только в прошлом, но и в настоящем. Его движение ощущается в самой синхронии. Поэтому понятие развития так же важно для синхронии, как и для диахронии» [2]. Следует отметить, что механизмы этого развития меняют характер языковой нормы.

В данной работе мы постараемся привести некоторые наблюдения над тем, как активно в современном французском языке расширяется сфера употребления усеченной формы указательного местоимения ça.

Обзор литературы

Делая небольшое историческое отступление, следует отметить, что в первых четырех изданиях Словаря Французской академии, выражавших крайне пуристические устремления его составителей, данной форме местоимения ça не нашлось места. Лишь в 1798 г., через несколько лет после того как в разгар революционного периода прозвучали припев и название песни Ça ira! «Пойдет, пойдет», указательное местоимение ça проникло в пятое издание словаря с пометкой «разговорное слово, выражение». В позднем издании 1835 г. ça уже рассматривается как сокращенная форма указательного местоимения cela.

В современном языкознании грамматике и семантике местоимений французского языка посвящено значительное количество работ (Е.Ф. Вольф [3], В.Г. Гак [4], Е.Ф. Серебренникова [5], С. Blanche-Benviniste [6] и др.). Основное внимание в этих работах обращено на особенности организации и функционирования системы местоимений как особого класса языковых единиц. Вместе с тем недостаточно исследованными остаются отдельные формы указательных местоимений.

Материалы и методы

Материалом исследования послужили художественные произведения французских писателей второй пол. XX ‒ начала XXI вв. (более 50 наименований общим объемом 10 000 страниц), а также расшифровки монологических и диалогических жанров современной французской устно-разговорной речи, выполненные в рамках проекта «Фонология современного французского языка» (Phonologie du français contemporain — PFC). Для первичного анализа методом сплошной выборки были выявлены предложения-высказывания, содержащие усеченную форму указательного местоимения ça. Приводимые в качестве иллюстраций примеры далеко не исчерпывают их количество в корпусе исследованного материала. Для более полного анализа применяли сравнительно-сопоставительный, трансформационный и описательный методы исследования.

Результаты исследования

В настоящее время частота употребления этой формы указательного местоимения увеличивается все больше и больше, главным образом за счет вытеснения нейтральной формы указательных местоимений cela и ce. Подобное увеличение удельного веса указательного местоимения ça, вовлечение его в стилистически нейтральные построения и представляет несомненный интерес для определения механизма языковых изменений.

Проанализируем языковой материал. В качестве подлежащего в своем обобщающем значении ça способно сочетаться с глаголами самой разнообразной семантики. Ср.:

  • C’est touchant que vos sentiments à l’égard du sénateur n’aient pas faibli avec le temps, mais vous pouvez m’étrangler si cela chante, ça ne changera rien [7];
  • Tiens, ça serait un joli titre pour un roman Un automne à San Francisco [8];
  • Vu nos relations, ça m’étonnerait [8];
  • Ça m’arrive [8].

Как видно, во всех приведенных примерах ça выступает в своем обобщающем значении и переводится на русский язык местоимением «это». Кроме того, указательное местоимение ça в роли подлежащего конкурирует с приглагольными субъектными местоимениями 3-го л. ед. и мн.ч. Это происходит в тех случаях, когда для говорящего безразлична родовая отнесенность субъекта, множественное число понимается как обозначение нерасчлененного множества или чаще тогда, когда для собеседников несущественна количественная определенность.

Употребление ça в качестве приглагольного субъектного местоимения наряду с личными местоимениями 3 л. соответствующего числа и рода связано со строением предложения, с одной стороны, и типом существительного, с которым соотносится указательное местоимение, с другой стороны. Нередко в таких случаях усеченная форма ça используется для обособления подлежащего. Ср.:

  • Et sinon euh, à Dijon vous avez toujours habité euh, au même endroit?
  • Euh, ben moi j'étais à Nlieu euh, ça fait un moment, ça fait, ça fait quatre cinq ans que je suis à Nlieu;
  • Ouais, ça fait chaud parce que là, c'était l'équivalent d'un R.M.I., enfin pas quasiment quoi, c'est euh, pour la nounou;
  • Ben ça dépend, non euh, on a, ça nous arrivait plusieurs fois d'héberger des gens euh, mais euh, comme ça quoi;
  • Qu’est ce que ça pleut aujourd’hui! [9];
  • Il a une bicyclette.
  • Ça se faufile partout [10];
  • Où vos «je t’aime» n’auront plus le même goût. Pour moi, le déclic, ça a été le rasage [11].

Исследуемый материал показывает, что есть основания говорить о своеобразном распределении функций между «конкурентными» формами, указательным и личным местоимением: для местоимения ça нормой разговорной речи является замещение существительного со значением нелица любой родовой принадлежности, для личного местоимения — замещение существительного, называющего лицо.

В соотнесенности же ça с существительным со значением лица можно заметить проявление стилистической экспрессивной функции: ça несет оттенок грубоватой фамильярности, уничижительности, пренебрежения или же снисходительности. Для иллюстрации этого положения приведем предложения с репризой или антиципацией, так называемые расчлененные предложения, в которых ça выступает как средство выделения, подчеркивания того или иного элемента высказывания. Ср.:

  1. Et un homme, ça boit son café, le matin [12];
  2. Les débutants, ça gaspille, ça boit beaucoup, et puis le moteur en a peut-être consommé une grande quantité [13];
  3. Ça vous, amuse, vous ces petits cousins [14].

Соотнесенность ça с именем существительным, указывающим на человека, встречается уже в произведениях О. де Бальзака. Ср.: Elle […] se croit une sainte; ça communie tous les mois (Le Lys dans la vallée, de Balzac).

Действительно, как можно заметить, местоимение имеет определенную эмоционально-экспрессивную окраску.

Не менее широко замещается cela формой ça и в функции дополнения в прямой речи, что, безусловно, отражает особенности разговорной речи современного французского языка. Особенно богато представлено в прямой речи ça прямое дополнение. Ср.:

  1. Qui vous a fait ça? [7];
  2. Pourquoi aurait-il révélé ça au sénateur? [7];
  3. Je vois ça! Que s’est-il passé? dit Lauren [15];
  4. En attendant, je vais imprimer ça et et le placer en évidence sur son bureau [8];
  5. Vous ne pouvez pas rater ça [8].

Исследуемый материал показывает, что ça в функции как прямого дополнения, так и подлежащего, столь же свободно соотносится с конкретными предметами и явлениями, названными ранее. В подобных случаях оно выступает эквивалентом личного местоимения 3 л. или соответствующего имени существительного. Ср. типичные для французского языка построения типа: J’ai une petite soeur. C’est une fillette de 5 ans.

Выступает ça и в функции косвенного дополнения, вытесняя постепенно полную форму cela не только из прямой речи, но и из несобственно прямой и авторской речи. Ср.:

  • J’ai eu des aventures, si cela peut te rassurer; et puis change de sujets, je n’ai pas envie de parler de ça [15];
  • Non, pour ça rien n’est prévu [15];
  • Laisse, dit Mia en la rejoignant, c’est à moi de m’occuper de ça, tu as assez de travail en cuisine [8];
  • Pas besoin de ça: à quoi sert-il de passer la soirée à se fiur soi-même si c’est pour être rattrapé en bout de course à son domicile? [11].

Все приведенные примеры свидетельствуют о том, что усеченная форма ça, выступающая заместителем cela и ce не имеет какой-либо эмоционально-экспрессивной оценочной окраски. Вместе с тем, становясь все более и более употребительным, ça тяготеет к нейтрализации и к проникновению в нейтральный сегмент.

Похоже, что языковое развитие обеспечивается сейчас усилением процессов нейтрализации в оппозициях, существующих на всех уровнях языковой системы. В процессе ее функционирования возникают слабые, неустойчивые звенья (в нашем случае ça/ cela, ce; ça/ il, elle, ils, elles), где стираются оппозиции. На базе исчезновения различительного признака возникает механизм элементарного языкового изменения.

Обсуждение и заключение

Активная экспансия указательного местоимения ça приводит, с одной стороны, к его соотнесенности с существительным со значением лица, с другой стороны, к замещению им существительного, чаще во множественном числе, где родовая принадлежность отступает на второй план. Таким образом, оно в современном французском языке реализуется в двух грамматических значениях ‒ указательного местоимения и личного местоимения (3 л. ед. и мн. ч.).

Во всех этих реализациях прослеживаются признаки системности. Дело в том, что язык как системное образование в силу направленности системы на самодостаточность стремится к систематизации и плана употребления. Это употребление (или узус) не является исключительно пассивной реализацией языка. Напротив, приобретая способность менять систему, в конечном счете, он приводит к языковым изменениям, а на промежуточных этапах — к возникновению определенных механизмов воздействия речевого плана на языковой.

Литература
  1. Серебренников Б.А. Язык как исторически развивающееся явление // Общее языкознание. Формы существования, функции, история языка / отв. ред. Б.А. Серебренников. М.: Наука, 1970. 301 c.
  2. Будагов Р.А. Проблемы развития языка. М.: Наука, 1965. 117 c.
  3. Вольф Е.М. Грамматика и семантика местоимений. М.: Наука, 1974. 224 с.
  4. Гак В.Г. Теоретическая грамматика французского языка. М.: Добросвет, 2000. 832 c.
  5. Серебренникова Е.Ф. Способы представления лица личными местоимениями во французском языке. Иркутск: Изд-во Иркутского университета, 1998. 44 с.
  6. Blanche-Benviniste С. Pronom et syntaxe. L'approche pronominale et son application au français. Paris: SELAF, 1984. 245 p.
  7. Levy M. Un sentiment plus fort que la peur. Paris: Versilio, 2016. 254 р.
  8. Levy M. Elle et Lui. Paris: Versilio, 2015. 300 р.
  9. Sabatier R. Les noisettes sauvages. Paris: Albin Michel, 1996. 311 р.
  10. Clavel B. La grande patience. Paris: Robert Laffont, 1968. 448 р.
  11. Beigbeder F. L’amour dure trois. Paris: Grasset and Fasquelle, 1997. 220 р.
  12. Clavel B. La maison des autres. Paris: J'ai Lu, 1974. 558 р.
  13. Frison-Roche R. Le rendez-vous d’Essendilène. Paris: Arthaud, 1954. 284 р.
  14. Sagan F. Château en Suède. Paris: Julliard, 1998. 188 р.
  15. Levy M. Vous revoir. Paris: Robert Laffont, 2005. 308 р.
Ваш браузер устарел и не обеспечивает полноценную и безопасную работу с сайтом.
Установите актуальную версию вашего браузера или одну из современных альтернатив.