Когнитивно-стилистический подход в современном переводоведении: понятийные и прикладные аспекты

Язык труда и переводы:
УДК:
811.11
Дата публикации:
01 декабря 2020, 13:33
Категория:
Актуальные проблемы переводоведения
Авторы
Николаева Наталья Николаевна
Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана
Лежнева Екатерина Борисовна
Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана
Аннотация:
Рассмотрены некоторые положения когнитивной стилистики применительно к теории и практике переводоведения. Обсуждены вопросы актуальности и целесообразности использования когнитивно-стилистического подхода в переводческой деятельности, отмечен их потенциал для адекватной интерпретации смыслов текстов, понимании сути, характера и результатов различия между нормой и отклонениями от нормы. Дана когнитивная интерпретация таким понятиям, как лингвистический стиль, двусмысленность, выдвижение, импликатуры. Выделены и проанализированы шесть положений когнитивной стилистики, которые могут оказывать определенное влияние на процесс перевода. Представлен краткий обзор данных положений применительно к разработке учебных курсов обучения специализированному переводу студентов технического университета.
Ключевые слова:
когнитивный подход, переводоведение, когнитивная стилистика, лингвистический стиль, норма и отклонение от нормы, выдвижение, двусмысленность, импликатуры смысла, обучение специализированному переводу в вузе
Основной текст труда

В современном переводоведении когнитивный подход приобретает особое значение для раскрытия сущности переводческого процесса, выявления ментальных основ стратегий перевода и закономерностей переводческих приемов [1, 2], нахождения наиболее приемлемых способов постижения переводчиком авторского замысла иноязычного текста [3], а также для изучения сложных мыслительных операций, определяющих восприятие и понимание переводчиком исходного текста  [4] и интерпретацию выбора языковых средств при создании текста перевода [5]. Исследователи обращают внимание на когнитивный аспект переводческого процесса как на пересечение внешнего ситуационного контекста с внутренним набором знаний переводчика, а также на анализ творческой деятельности переводчика [6, 7].

Процесс перевода и стилистический анализ текстов неотделимы друг от друга, имеют комплексный междисциплинарный характер, основанный на анализе лингвистических данных в сочетании с когнитивными структурами [8, 9]. Объектом изучения когнитивной стилистики является читательский опыт, под которым, с одной стороны, понимаются сложные мыслительные операции и эмоциональные реакции человеческой психики, вызванные стимулирующим воздействием экспрессивно-выразительных средств текста, а с другой стороны, когнитивные способности самого читателя/слушателя, его ассоциативно-творческий интеллектуальный потенциал. В процессе взаимодействия этих двух компонентов и возникает читательский опыт [10]. Именно он рассматривается в качестве «основного объекта исследования когнитивной стилистики, а не биография автора, социально-культурный и исторический контекст произведения или текст как самоцель» [11, с. 110]. Таким образом, интерпретация текста с точки зрения когнитивной стилистики включает в себя расшифровку (декодирование) читателем/слушателем заложенной в нем картины мира, созданной автором c помощью особым образом отобранных лингвистических средств. Применение когнитивно-стилистического метода в процессе переводческого анализа текста предполагает сочетание «эксплицитного, строгого, детального лингвистического анализа текстов (т. е. анализа взаимодействия между языковой формой, функцией, эффектом и интерпретацией текста) с систематичным и теоретически обоснованным рассмотрением когнитивных структур и процессов, лежащих в основе производства и восприятия языка» [12, p. ix].

Данная статья имеет теоретический характер, в ней предпринимается попытка рассмотреть существующие в современной лингвистической литературе положения, разрабатываемые на стыке лингвистической когнитивистики, стилистики и переводоведения. В статье ставится цель обсудить целесообразность использования когнитивно-стилистического подхода в переводческой деятельности, а также проанализировать его потенциал в процессе адекватной и эквивалентной интерпретации смыслов текстов, нахождения универсалий, понимания сути, характера и результатов различия между стилистической нормой и отклонениями от нормы.

Вопрос о лингвистической нормативности текстов всегда занимал центральное место, как в переводческих, так и стилистических исследованиях, однако именно в работах, выполненных в русле когнитивной стилистики, доказывается, что нормативное «литературное мышление неотделимо от других мыслительных процессов» [13, с. 121], а стиль — это продукт «выбора человеческого разума и опыта языкового общения, который ориентирован на трансформацию сознания» [14, с. 66]. Современная когнитивная стилистика рассматривает понятие лингвистического стиля как когнитивного опыта языковых взаимодействий человека с текстами различных направлений и жанров. В текстах анализируются концептуальные стилистические связи и структуры различных типов на основе теории регулятивности, текстовых ассоциаций и смыслового развертывания текста [15]. Понятие контекста также интерпретируется сквозь призму активной ментальной деятельности и читательского опыта по созданию и воссозданию ситуативно-дискурсивных особенностей текстовой информации. Контекст понимается как «когнитивная область знаний о типах и жанрах текстов, социокультурной среде, институтах, социальных ролях, преобладающих общественных установках и многом другом, охватывающем и индивидуальное, и культурное, и универсальное» [12, с. ix]. Для нахождения переводческих универсалий и эквивалентов важно положение, что человеческая когниция биологически и социально детерминирована, при этом биологическая (физиологическая, психологическая) сущность людей во всем мире относительно одинаковая, а социокультурная доминанта — различная. В связи с этим, на наш взгляд, переводчику необходимо проникнуть в суть концептосферы носителей переводимого языка, понять основополагающие концепты и их связи, лежащие в основе интерпретации текста-источника. В этом смысле показательно исследование А.Г. Минченкова.

В своей когнитивно-эвристической модели перевода А.Г. Минченков обосновал перевод как «эвристический процесс объективации средствами языка перевода мыслительных структур, сформированных сознании на базе исходного текста» [4, с. 235]. Ученый выделяет две обязательные (формирование концептуальной структуры и ее объективация средствами языка перевода) и две факультативные (когнитивный поиск и автокоррекция) стадии перевода, а также факультативную стадию — рекомбинацию концептов, используемую «в том случае, когда при переводе необходим поиск средств выражения» [4, с. 167]. По мнению исследователя, исходный текст обладает потенциалом актуализации в сознании определенной структуры концептов, называемой «инвариантом перевода», в связи с чем, основной критерий успешности перевода заключается в том, «удалось ли переводчику объективировать всю совокупность концептов, потенциально актуализируемую исходным текстом» [4, с. 235]. Таким образом, знания переводчика о концептах и концептуальных связях типичного носителя языка переводимого текста, репрезентируемых языковыми единицами, структурами, выразительными средствами и приемами в исходном тексте, играют важнейшую роль в успешности осмысления и перевода последнего. Освоение концептосферы представителей переводимого языка происходит по мере накопления языкового и профессионального опыта. По мнению А. Г. Минченкова, толковые и тезаурусные словари являются доступными и релевантными источниками, позволяющими проникнуть в концептосферу языкового сознания представителей иноязычных культур [4, с. 187].

Традиционное понятие «выдвижения» как способа организации текста, «фокусирующего внимание читателя на определенных элементах сообщения и устанавливающего семантически релевантные отношения между элементами одного или чаще разных уровней» [16, с. 305], в рамках когнитивно-стилистического подхода связывается с психологическим механизмом выдвижения на передний план наиболее актуального события в жизни человека и концентрации на нем внимания [17]. Такой подход позволяет увидеть языковое своеобразие текста и имплицируемые смыслы, основываясь не на стилистических «отклонениях от нормы», а на привлечении внимания читателя/слушателя к интерпретации целесообразности использования языковых форм и способов их организации для описания определенного объекта или события. Одним из когнитивных эффектов выдвижения является переосмысление читателем своего взгляда на объект или событие, а также изменение в когнитивных схемах концептуализации событий текста.

Понятие «двусмысленность языковой единицы» интерпретируется с точки зрения активации ментальных ассоциаций у читателя/слушателя. Например, двусмысленность заголовков является распространенным явлением в англоязычном массмедийном пространстве и часто достигается с помощью использования номинативных словосочетаний, таких как: (1) Pants protestor trousers seat; (2) Knife woman attacks breadman [18]. Для того чтобы их понять и дать наиболее приемлемый вариант перевода, необходимо прочесть всю статью целиком. Однако заголовок сам по себе должен создавать определенные смысловые импликатуры, манипулируя чувством любопытства потенциальных читателей. Предложим возможные варианты интерпретации: (1) Только протестующий в брюках получает должность в правительстве; Скромный протестующий все же займет свое место на концерте; (2) Женщина с ножом набросилась на разносчика хлеба; Женщина с ножом сталкивается с мужчиной на улице, который дерется хлебом. Очевидно, что необходимо привлечь контекстуальные импликации и ассоциативные ментальные связи, чтобы корректно перевести заголовки, не читая статью целиком. На наш взгляд, первые варианты в каждом примере являются более приемлемыми. Рассмотрим использованную здесь антитезу: слово pants в отличие от underwear имеет явную отрицательную коннотацию и профилирует негативное отношение к протестующему, имплицируя, например, негодование феминисток по поводу засилья мужчин в правительстве.  Выбор слова breadman тоже не случаен, т.к. оно предполагает противопоставление «хорошего мужчины» «агрессивной женщине». Как видим, лингвистическая недосказанность в совокупности с выразительным стилистическим средством детерминирует творческий когнитивный процесс, активизирует систему поиска соответствующих концептов, актуальной контекстуальной информации как у читателя, так и у переводчика.

Для переводческих целей наиболее важными, на наш взгляд, являются следующие положения когнитивной стилистики, вызывающие определенные сложности в процессе переводческой деятельности. Во-первых, это приоритет контекстуального значения слов, их референтного потенциала и дискурсивных импликатур в текстах, ориентированных на знания, опыт, мысли и чувства определенной целевой группы. В данном случае, перед переводчиком встают следующие вопросы, которые необходимо проанализировать: как нужно переводить импликатуры, на какие конкретно знания опираться, какие мысли и чувства читателей затрагивать. Во-вторых, чтение — это когнитивный процесс и для переводчика, и для читателей. Вопросы, встающие перед переводчиком: как самому переводчику читать и воспринимать текст, интерпретировать его содержание; совпадают ли концептуальные структуры у переводчика и его читателей? В-третьих, ожидаемый результат чтения — это изменение интеллектуального и/или психологического состояния читателей. Проблема переводчика заключается в нахождении языковых способов влияния на эти изменения. В-четвертых, различие между стилистической нормой и отклонением от нормы должно быть релевантно ситуативно-дискурсивным условиям восприятия текста. Переводчику необходимо решить, должна ли литературная норма соблюдаться при переводе в любом случае или она вариативна, зависима от читательского опыта и стилистической грамотности целевой аудитории? Как оценить читательский опыт аудитории и сбалансировать стилистическую выразительность переводимого текста с литературной корректностью и стилистической насыщенностью текста перевода? В-пятых, в настоящее время существование универсальных литературных норм является дискуссионным. Проблема состоит в том, как соотнести эти нормы с социокультурными и контекстуальными особенностями текстов различных жанров в разных языках. В-шестых, чтение текста, предназначенного для перевода, означает попытку встать на место его автора, понять и принять его точку зрения, проникнуться литературным даром и настроиться на его стилистику. Вопросы для переводчика: может ли переводчик действительно утверждать, что он понял авторский замысел? Может ли он согласиться с тем, что действует в соответствии с авторскими интенциями?

Несомненно, описанные положения и поставленные вопросы не новы для теории и практики перевода. Многие талантливые переводчики предлагали свои пути нахождения ответов на эти вопросы, как правило, основанные на солидном профессиональном и жизненном опыте, на литературной интуиции и, в определенном смысле, на прозрении (см., например, [19]). Однако актуальность этих вопросов до сих пор не устарела.

В целом, представляется, что положения когнитивной стилистики и создаваемые на их основе когнитивные модели перевода могут с успехом применяться в разнообразных дискурсах, в частности, научно-техническом дискурсе [20]. Так, при разработке студенческих курсов научно-технического перевода нами были учтены изложенные выше положения когнитивно-стилистического подхода, что, по нашему мнению, способствует выработке осознанного и системного подхода к переводу специализированных текстов и подготовке квалифицированного специалиста. Современный процесс перевода не может ограничиваться традиционной моделью перевода, основанного на определенных алгоритмах последовательных действий, поскольку, как отмечают Л.А. Нефедова и И.Н. Ремхе, «это не всегда отражает в полной мере всю многогранность и комплексность процессуального характера переводческой деятельности. … переводческий процесс требует более глубокого понимания, которое состоит, прежде всего, в признании того, что ведущим активным началом в переводе является не объективно существующий алгоритм действий, а сам переводчик как мыслящий субъект» [20, с. 99]. Таким образом, в своей работе со студентами технических специальностей в рамках обучения научно-техническому переводу мы объясняем учащимся и демонстрируем на практике, что переводчик должен быть не только компетентен в области переводимого текста, т. е. обладать достаточными профессиональными и лингвистическими, прежде всего, терминологическими, знаниями, но и понимать специфику англоязычной культуры, овладеть концептосферой её представителей, иметь опыт чтения и перевода прецедентных текстов, их оформления, а также осознавать свою ответственность в плане достижения функционально-стилистической релевантности и эквивалентности перевода. Когнитивно-стилистический подход ориентирует процесс перевода на глубокую оценку интеллектуальных способностей целевой аудитории и базовых культурных концептов, типов и жанров исходных текстов, их когнитивно-прагматического воздействия на адресатов текстов перевода. Когнитивная интерпретация текстов источника и текста перевода должна осуществляться сквозь призму их контекстуально-дискурсивных особенностей, включая авторский замысел и учет современных тенденций на популяризацию, рекламизацию и лингвистическое упрощение научно-технических текстов.

В заключение отметим, что в данной работе затрагивается актуальная и комплексная проблема взаимодействия языковых и мыслительных процессов, имеющих непосредственное отношение к переводческой деятельности, которая традиционно ассоциируется с творческим, интуитивным, глубоким процессом воссоздания смысла текста, позволяющим адекватно представить переводимый текст на другом языке. И это, как было показано в нашей работе, невозможно сделать без учета особенностей когнитивно-стилистической интерпретации текстовой информации.

Литература
  1. Алексеева Л.М. Стратегии удачного перевода // Индустрия перевода и информационное обеспечение внешнеэкономической деятельности предприятий: матер. междунар. конф. Пермь: Изд-во Пермского гос. тех. ун-та, 2006. С. 23–29.
  2. Гарбовский Н.К. Теория перевода. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004. 387 с.
  3. Фесенко Т.А. Креативность и проблемы перевода // Вопросы когнитивной лингвистики. 2005. № 1 (2). C. 49–54.
  4. Минченков А.Г. Когнитивно-эвристическая модель перевода: к постановке вопроса // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 9. 2007. Вып. 2, Ч. II. С. 208–217.
  5. Ремхе И.Н., Нефедова Л.А., Гиллепси Д.Ч. От функции к системе: новая парадигма матричной структуры переводческого процесса // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. Лингвистика. 2016. Т. 20, № 3. С. 230–242.
  6. Фурсова И.Н. Когнитивный подход в переводоведении // Lingua Mobilis. 2013. № 6 (45). С. 66–73.
  7. Boase-Beier J. Stylistic approaches to translation. New York: Routledge, 2010. 176 p.
  8. Молчанова Г.Г. Когнитивная стилистика и стилистическая типология // Вестник Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2001. № 3. С. 60–71.
  9. Фомичева Ж.Е. О когнитивно-стилистическом подходе к анализу художественного текста // Междунар. конгресс по когнитивной лингвистике: сб. матер. (26–28 сент. 2006 г.). Тамбов: Изд-во Тамб. гос. ун-та, 2006. С. 491–493.
  10. Stockwell P. Texture: A Cognitive Aesthetics of Reading, Edinburgh: Edinburgh University Press, 2009. 175 р.
  11. West D. Cognitive stylistics / V. Sotirova (ed). The Bloomsbury companion to stylistics. London, New York: Bloomsbury Publishing Plc., 2016. Р. 109–110.
  12. Semino E., Culpeper J. Cognitive Stylistics: Language and Cognition / E. Semino, J. Culpeper (eds). Text Analysis. Amsterdam & Philadelphia: Benjamins, 2002. xvi, 333 p.
  13. Turner M. Reading Minds: The Study of English in the Age of Cognitive Science. Princeton: Princeton University Press, 1991. 298 p.
  14. Fish S. Is There a Text in This Class? Cambridge, Massachusetts: Harvard University Press, 1980. 394 p.
  15. Болотнова Н.С., Васильева А.А. Коммуникативная стилистика текста: библиографический указатель по научному направлению. Томск: Изд-во ТГПУ, 2009. 188 с.
  16. Арнольд И.В. Стилистика. Современный английский язык. М.: Флинта; Наука, 2002. 383 с.
  17. Cook G. Discourse and Literature. Oxford: Oxford University Press, 1994. 168 p.
  18. Norwich Advertiser. October 22, 2004. Available at: https://books.google.ru/books?id (accessed November 26, 2020).
  19. Галь Н. Слово живое и мертвое. М.: Международные отношения, 2001. 350 с.
  20. Нефедова Л.А., Ремхе И.Н. Когнитивные особенности перевода научно-технического текста // Вопросы когнитивной лингвистики. 2008. № 2 (015). С. 91–101.
Ваш браузер устарел и не обеспечивает полноценную и безопасную работу с сайтом.
Установите актуальную версию вашего браузера или одну из современных альтернатив.